olnud: (Default)


Этот новый гриб с Борнео авторы назвали в честь Боба "квадратные штаны". Народ повеселился. Гриб включили в топ-лист самых необычных существ, открытых в 2011 (к слову, часть видов из этого списка описана много раньше). Но только специалисты смогли оценить находку. Нет, не Spongiforma squarepantsii - это второй вид рода. А первый Spongiforma thailandica описан в 2009.



Оказалось, что это ближайший родственник белого гриба - новый род и вид отнесен в семейство болетовых. Если к то не в курсе, более 100 лет микологи спорили о положении гастральных грибов (дождевики, весёлки и т.д.): одни считали, что они - предки шляпочных грибов, а другие были твердо уверены, что они - их потомки, утратившие шляпку и ножку. Если кто видел нераскрывшийся мухомор или поганку, то не мог не отметить его сходство с дождевиками. "Рекапитуляция! Это и есть доказательство, что шляпочные - "раскрывшиеся" гастромицеты!!". - "Ничего подобного! Гастромицеты - это нераскрывшиеся шляпочные, результат педоморфоза или еще чего-то" - споры шли приблизительно в таком русле. Когда началась эра молекулярной филогенетики, то теоретические дискуссии стали не столь актуальными, поскольку ситуация оказалась сложнее, чем предполагали ранее. Spongiforma, например, - это явный случай полной утраты "шляпочности и трубчатости".
П.С.
Мораль такова: хотите славы - ищите новый вид гриба весёлки и называйте его в честь известной персоны (например, Путина) - вас запомнят надолго (кто не в курсе - посмотрите латинское название весёлки). Пока известно около 30 видов этого рода - 4 названы в честь ученых.
olnud: (Default)

Тешу себя надеждами, что найдется человек и напишет историю биологической систематики 20 века, уделив внимание и нашей стране. В России школа собственных систематиков сформировалась позже, чем в Европе, но раньше, чем в Азии. После революции 17-го число систематиков в нашей стране увеличилось, причем власти относились к ним вполне терпимо, не требуя сиюминутных продуктов на "стол народный".  Появились внушительные многотомные сводки: "Фауна СССР" (позже, по его подобию – "Фауна Украины", "Фауна Таджикистана" и т.д.), "Определитель по фауне СССР", "Трематоды животных и человека", "Определитель насекомых европейской части СССР" (позже – "Определитель насекомых Дальнего Востока…"), "Флора СССР" (позже - различные региональные серии), "Определитель грибов СССР", "Определитель пресноводных водорослей СССР" и т.д., и т.п. Сейчас можно с уверенностью сказать, что ни в одной стране мира нет такого числа таксономических серийных сводок, как у нас. Все это будет кем-то описано и проанализировано много лучше и достовернее, чем мог бы сделать я. Но здесь я хотел написать о систематиках-маргиналах, которые выходят из таксономического мейнстрима, создавая свою собственную уникальную систему изучаемой ими группы. Немало ботаников, микологов и зоологов, которые существенно дополнили и изменили взгляды на классификацию той или иной группы. Среди них выделяются реформаторы – систематики, которые ввели новые признаки, использовали новые методы, предложили новую систему конкретной группы, что в конце концов было принято коллегами. Но не они меня интересуют – речь пойдет о "маргиналах", которые противопоставляли свою систему всем остальным, создали невостребованную в мировом сообществе альтернативную версию, хотя  плоды их работы могут влиять на систематику конкретной группы в мировом масштабе, но, как правило, лишь опосредованно. Пока невозможно выявить какие-то закономерности в том, когда и почему появлялись систематики-маргиналы, но очевидно, что пик их численности пришелся на вторую половину 20 века. Коснусь только некоторых, наиболее ярких персоналий.

 В отечественной систематике сосудистых растений преобладает концепция узкого понимания вида, что достаточно хорошо отражено во "Флоре СССР". Но и в таком походе есть свои крайности. Из всех ботаников выделяется В.Н. Васильева, который известен как "дробитель" двух родов – Trapa (водяной орех) и Empetrum (водяника). Число видов и в том, и другом родах по разным авторам существенно варьирует, причем многие ботаники считают их монотипными. Васильев увеличил число видов до невероятно большого: водных орехов он выделил не менее 200 видов, а водяник – несколько десятков. Узкое понимание вида в роде Trapa было заложил А.Ф. Флеров, но В.Н. Васильев выделил слишком большое число новых "микровидов", используя лишь строение плода. В самом деле – чем водяной орех хуже ястребинок? Оказывается, хуже. Н.Н. Цвелев сохранил в роде не менее 50 видов, но даже это число существенно отличается от того, которое принято у зарубежных ботаников. В настоящее время традицию описывать новые виды Trapa продолжила Л.М. Пшенникова, т.е. подход В.Н. Васильева все еще находит последователей (прежде всего, в лице Н.Н. Цвелева и его учеников), но, похоже, только в нашей стране. Не так повезло И.В. Васильеву, "раздробившему" род Tilia – у него не нашлось сторонников.

 Я мало знаком с микологией, однако и здесь есть свои "маргиналы".  Особо хочу выделить Л.Н. Васильеву, крупнейшего отечественного специалиста по пирено- и локулоаскомицетам. Л.Н. является сторонником комбинаторной систематики, свои взгляды она изложила в книге  "Systematics in Mycology" (1999). Проведя ревизию этих двух групп, Л.Н. упразднила множество родов и видов, уменьшила число высших таксонов пиреномицетов. Речь не идет об обычных таксономических манипуляциях: Л.Н. ревизовала пиреномицеты в мировом масштабе, сделав систему не дробной и не "объединенной", а просто другой, менее громоздкой и более логичной с точки зрения типолога. Последователей среди микологов у Л.Н. практически нет, хотя многие выделенные ею надвидовые таксоны признаются. В отличие от большинства отечественных "систематиков-маргиналов", Л.Н. активно печатается за рубежом.  Одна из последних ее работ -  The problems of traditional and phylogenetic taxonomy of fungi // Mycosphere. - Vol. 1. P. 45-51. Взгляды Л.Н. на систему пиреномицетов резко расходятся с тем, что сейчас предлагают молекулярные систематики, поэтому ее система  остается не востребованной.

 Среди систематиков протист следует упомянуть двух активных реформаторов-маргиналов – В.И. Михалевич и А.В. Янковский. В.И. Михалевич – создатель чрезвычайно дробной системы высших таксонов фораминифер: 6 классов, 11 подклассов и множество отрядов. Такой подход не родился на пустом месте, еще раньше отечественные фораминиферологи (прежде всего, великая Х.М. Саидова) пошли по пути усложнения системы с бóльшим числом семейств и отрядов. За рубежом такому подходу явно не симпатизируют. Проблема заключается еще в том, что, по словам некоторых специалистов, в систематике фораминифер царит неразбериха, в которой ископаемые виды "переплелись" с современными в "гордиев узел". Очевидно, что "рубить" его нужно не "сверху".

С системой инфузорий А.В.Янковского можно ознакомиться в "Руководстве по зоологии. Протисты, ч. 2". Она довольно дробная, но отмечу одну деталь, которая бросилась мне в глаза. Многие высшие таксоны Янковский установил в тезисах, и в "Руководстве…" ему пришлось их заново переописывать. Если посчитать, сколько новых родов, семейств и т.д. наши авторы установили в тезисах докладов, то мы далеко впереди планеты всей. Причины такой "тезисной" спешки лично мне не всегда ясны. Еще один момент: А.В. Янковский то там, то сям пишет о приоритете предложенного им названия отряда или подотряда. Принцип приоритета не распространяется на таксоны выше надсемейства, поэтому здесь играет "мировое соглашение". Очевидно, что система инфузорий Янковского видится иностранцам слишком аберрантой и не находящей поддержки в молекулярно-генетических построениях. Тем не менее, нельзя сказать, что с ним не считаются – он был и остается признанным экспертом по ряду групп симбиотических инфузорий.

 Пожалуй, самым известным маргиналом-систематиком в нашей стране является Я.И.Старобогатов – и по охвату таксонов, и по последствиям. Я.И. занимался совершенно всем, у него есть работы по реформированию системы аннелид, ракообразных и некоторых других членистоногих, он уделял большое внимание мегасистематике, выделяя новые царства. Но большинство его работ было посвящено моллюскам – в основном пресноводным. В этой группе он произвел глобальные изменения на всех уровнях – от подклассов до видов. Им было установлено несколько сотен новых таксонов (или названий – Я.И. был сторонником унификации и типофикации названий выше семейства) от подсемейств и выше. В видовой систематике он предложил новый метод дифференцировки видов – он называется компараторным. Суть метода в том, что контуры раковины – это кривая (или кривые), которые можно описать математически. Разные виды обладают разными кривыми. Такой подход привел к выделению огромного числа видов пресноводных моллюсков – достаточно сказать, что в европейской части бывшего СССР числится в 5-6 раз больше видов, чем во всей остальной Европе. Конечно, такой подход не нашел отклика у иностранных малакологов, но зато Я.И. Старобогатов сумел создать мощную отечественную школу своих последователей, которые продолжают работать теми же методами до сих пор. В итоге маргиналом оказался не отдельный ученый, а целая школа пресноводных малакологов – случай уникальный, если учесть, что речь идет о двух поколениях специалистов. Каким образом будет налажен диалог между "нашей" и "ихней" школами – неизвестно. Дискуссии ведутся на форумах, но в них больше эмоций, чем здравого рассудка. http://malacolog.com/forum

 Отечественные нематодологии в своем большинстве являются признанными специалистами и даже классиками в отдельных направлениях. Но есть одно семейство, систематика которого запутана до невероятности – Mermitidae. Долгие годы его исследовал И.А. Рубцов: им описано уйма видов и множество родов. Нельзя сказать, что эти виды не признают, но разобраться в таком многообразии никто даже и не пытается.

Еще одна группа с крайне дробным подходом в видовой и родовой систематике – щетинкочелюстные. Единственным отечественным специалистом по этой группе является А.П. Касаткина: ею описано невероятно большое число видов и родов морских стрелок, причем подавляющее большинство их неизвестно за пределами морей России. Эндемизм среди планктонных животных – явление неординарное. Зарубежные хетагнатологи с определенного момента перестали цитировать А.П. Касаткину и упоминать описанные ею виды и роды.  Отечественные планктонологи не могут определить по определителю Касаткиной хетогнат даже до рода.

"Маргинализм" в систематике был, есть и, видимо, будет. Это неизбежное следствие реформирования системы, когда одни специалисты становятся реформаторами-классиками, а другие – непризнанными "чудаками".  Долгое время отечественные систематики "варились" в собственном котле и могли позволить иметь особое мнение относительно системы вверенной им группы. Иногда противопоставление "нашей" и "ихней" систем даже поощрялось. Сейчас ситуация изменилась: маргиналов быть невыгодно, поскольку это равносильно причислению к изгоям мирового сообщества.  Зарубежные журналы отнюдь не горят желанием печатать "бред русских чудаков". Но желание отдельных ученых  усовершенствовать или в корне переделать систему конкретной группы не является чем-то противоестественным. Насколько новое поколение систематиков готово к риску? В ответе на этот вопрос следует помнить, что сейчас на коне тот систематик, чьи взгляды поддерживаются молекулярно-генетическими построениями.

Profile

olnud: (Default)
olnud

July 2012

S M T W T F S
1234 567
8910111213 14
1516 171819 2021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 12:54 am
Powered by Dreamwidth Studios